Сегодня 25.06.2018, Понедельник
» » » Новый экстази для вечеринок

Новый экстази для вечеринок

Новый экстази для вечеринок

     Нью-Йорк, причём даже самая респектабельная его часть, пал жертвой новой инкарнации экстази под названием молли. Метилендиоксиметамфетамин (МДМА) был запатентован германским концерном Merck в 1914 году, но оставался практически безвестным до 1970-х, когда психотерапевты начали давать его пациентам, чтобы тем было легче раскрыть свою душу.



   В конце 1980-х препарат проник в ночные заведения Нью-Йорка, а к началу 1990-х превратился в любимый наркотик рейверов знаменитых клубов «Лаймлайт» и «Шелтер» (см. тенденциозную ленту Ларри Кларка «Детки» 1995 г. в.).

   Тогда он назывался экстази, и его любили не только поклонники новой электронной музыки, но и трейдеры Уолл-стрит с «галлеринами» из Челси — за чувство эйфории, за ощущение близости с другими людьми, за снижение тревоги. Но с увеличением спроса содержание этого вещества в таблетках стало снижаться, и к началу нового тысячелетия его популярность постепенно сошла на нет.

   Однако сравнительно недавно МДМА появился вновь — на этот раз как порошок или кристаллы «молли». Экстази вернулся более чистым, безопасным, мягким, доступным. Им прониклось поколение добросовестных профессионалов, которое никогда не было «на рейве», которое тщательно выбирает еду, сорт кофе, одежду. Как и за несколько десятилетий до этого поклонники марихуаны пели гимны «Мэри Джейн», любители молли (вероятно, уменьшительно-ласкательное от «молекулы») прославляют отраву «за естественность и безвредность».

   22-летняя Кейтлин, студентка Колумбийского университета, познакомилась с молли в Бруклине на приёме у одной знаменитости, которой она восхищалась. Та элегантная особа (лет пятидесяти) отозвала девушку в сторону и поинтересовалась, не доводилось ли ей пробовать основной ингредиент экстази в чистом виде. После этого все гости приняли по дозе. Вскоре Кейтлин столкнулась с наркотиком на другой нью-йоркской вечеринке, потом ещё и ещё. «Он делает тебя счастливым, — поёт хвалу Кейтлин. — Он освобождает. Он возбуждает — и не только сексуально. Ты готов протанцевать всю ночь!»

   26-летней обитательнице Нью-Йорка Эллиот, занятой в киноиндустрии, молли предложил друг. Затем она отправилась в популярный «макробиотический, натуральный, органический» ресторан «Суэн» в Ист-Виллидж, где ей внезапно захотелось танцевать. «Я всегда побаивалась наркотиков, — говорит она. — Но у меня не было ощущения, что я напичкала организм какой-то страшной химией».

   Специалисты категорически не согласны с утверждениями о безвредности нового старого наркотика. Роберт Глэттер из нью-йоркской больницы «Леннокс-хилл» в Аппер-Ист-Сайд наблюдает примерно четырёх пациентов в месяц, демонстрирующих одни и те же симптомы: скрежетание зубами, обезвоживание, тревога, бессонница, лихорадка, потеря аппетита. Среди более серьёзных последствий повышенная температура, судороги, высокое давление, депрессия как результат резкого падения серотонина несколько дней спустя после приёма наркотика (если вы хорошо погуляли в субботу вечером, это может случиться с вами примерно во вторник).

   «Раньше с такими симптомами к нам поступали рейверы, то бишь молодёжь, а теперь всё больше 30- и 40-летние экспериментаторы, — жалуется г-н Глэттер. — МДМА стал мировой звездой».

   По американской статистике, с 2004 года пациентов с осложнениями после приёма МДМА стало вдвое больше. Наркотик настолько лёгкий, что получить передозировку ничего не стоит, хотя умереть от него, кажется, нельзя (по данным нью-йоркских чиновников от медицины, с 1997 по 2000 год от МДМА скончалось всего двое). Бюро таможенного и пограничного контроля США сообщает, что в 2012 году количество случаев конфискации МДМА достигло 2 670, тогда как ещё в 2008-м их было всего 186.

   Специалисты по борьбе с наркотиками считают, что своей популярностью молли обязана не столько своему воздействию на организм, сколько восхвалениям со стороны поп-звёзд. МДМА вернулась одновременно с любовью к электронной танцевальной музыке (Рианна, Кеша, Кэти Перри). «Кто из вас встречался с Молли?» — возопила в прошлом году Мадонна со сцены Ultra Music Festival в Майами. (Потом оправдывалась, мол, не это имела в виду.)

   Рэперы Гуччи Мейн, Канье Уэст и Лил Уэйн тоже воздали хвалу молли. «Хлопнуть молли, курнуть косяк — я ж играю по-крупному», — разрывается последний на прошлогоднем хите Ники Менаж Roman Reloaded.

   Корпорация Reebok отказалась от услуг рэпера Рика Росса после того, как тот начитал в микрофон душещипательную историю про молли в шампанском. В новейшем сингле Майли Сайрус We Can’t Stop поётся: «Мы любим устраивать вечеринки и танцевать с Молли». (Продюсер божится, что на самом деле там «Майли».)

   Любители молли отмечают также, что этот наркотик удобен всем. 30-летняя обозревательница моды Кэт Марнелл, которая недавно продала издательству Simon & Schuster свои мемуары за полмиллиона долларов, рассказывает, что многие закладывают порошок в капсулы, которые можно купить в магазине здорового питания. «Кокс грязный, это вчерашний день, — говорит кисо. — Трава воняет, она для дешёвок и школоты».

   Впрочем, г-жа Марнелл насмехается и над имиджем молли: «Дети цветов, тоже мне». Она имеет в виду случай на музыкальном фестивале Coachella в 2011 году, где Ванесса Хадженс (очередная выпускница «Диснея») появилась в шляпке с гибкими полями образца семидесятых, «индейских» украшениях и с белым порошком. (Её пресс-атташе заявил, что то был белый шоколад.) «Действительно, от молли ты не распухнешь, нос не потечёт, как от кокаина, но всё равно от молли пропадает сон, от неё плохо, это обыкновенная жёсткая наркота», — рубит г-жа Марнелл.

   МДМА был запрещён в 1985 году. К началу 2000-х появились сведения о том, что он может привести к болезни Паркинсона, пожизненной депрессии и «дырам в голове». Ныне эти заявления опровергнуты, отмечает психиатр Джон Халперн из Гарварда. Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США разрешило проведение исследований, посвящённых применению МДМА в лечении посттравматического стрессового расстройства и тревоги у пациентов с раком в терминальной стадии. И г-н Халперн не нашёл никаких свидетельств тому, что вещество мешает когнитивной работе. «Наркотик, который действительно убивает клетки мозга, — это не МДМА, а алкоголь», — говорит учёный.

   Но самая главная опасность заключается в том, что вместе с молли люди могут принимать самые разные вещества, о которых они не имеют ни малейшего понятия. Дилер всё что угодно назовёт молли, лишь бы продать. Одни порошки, реализуемые под видом молли, вообще не содержат МДМА, другие — синтетические подделки, призванные имитировать действие этого наркотика. Судя по её популярности, молли не чиста в той же степени, как в своё время экстази. «А думать, что порошок чище таблетки, — верх наивности», — подчёркивает г-н Халперн.

   Но потребителя не переубедишь. 27-летняя журналистка Сара Николь Прикетт отмечает, что молли выглядит «благородной» альтернативой кокаину: «Многие хорошо осведомлены о том, откуда берётся кокс и что происходит в тех странах из-за него». А молли, как сообщают, привозят из Канады и Нидерландов.

   И потом, ну это же Нью-Йорк, и ничего тут не поделаешь. Г-жа Прикетт, переехавшая из Торонто совсем недавно, заметила: «Кажется, будто в Нью-Йорке никто не работает без наркоты, все на спиде. Все куда-то бегут, очень-очень быстро, всё распланировано, а молли даёт ощущение свободы — для Нью-Йорка это большая ценность».

   Рик Доблин, основатель Междисциплинарной ассоциации психоделических исследований, которая помогала с финансированием изучения МДМА с тех самых времён, как он вышел на клубную сцену, рассматривает молли в контексте прежних тенденций употребления наркотиков. В 1960-х, говорит он, люди искали глубокой духовности и нашли ЛСД.

   В 1970-х, когда хиппи стали мейнстримом, по пригородам распространилась марихуана. В 1980-х кокаин превосходно вписался в экстравагантность и эгоизм корыстолюбивой эпохи. А в начале 1990-х молодёжь предпочитала уходить от реальности, танцуя ночи напролёт на экстази или корчась в углу под героином. В свою очередь МДМА не только возбуждающее средство — он содействует ощущению, что все люди братья и сёстры. Возможно, именно этого нам не хватает сейчас больше всего.

   «Цивилизация становится всё более электронной, и в нас растёт жажда обратного — человеческого взаимодействия на более глубоком уровне, когда можно общаться без спешки», — подчёркивает г-н Доблин.

Валерий Качмарик

     Понравилась статья?
Оставьте Ваш комментарий или поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях.


Категория: Общество | Просмотров: 3782 |