» » Сунд и Упасунд

Сунд и Упасунд

Сунд и Упасунд

I
Послушай вместе с братьями
Старинное сказание
Во всех сто подробностях,
О Партга, о Юдгиштгира!

В дни оны был у Дайтиев
Могучий царь Никумбгаса, 
Родившийся от племени
Асур-Гипап-Якасипу.

И были у Никумбгасы
Два сына - Сунд и Упасунд,
Богатыри могучие,
Во всем друг с другом схожие.

Одни и те же помыслы
В них были и желания,
Одни и те же радости,
Одни и те же горести.

В единый час за трапезу 
Садились браться дружные, 
Один другому сладкие
И говоря, и делая.

Когда же в возраст мужеский
Вступили Сунд и Упасунд,
И укрепились мышцы их
Несокрушимой силою

Явилось в них отважное 
И дерзкое желание
Завоевать вселенную, 
Великое трехмирие.

Замыслив подвиг дерзостный,
Восходят оба Дайтия 
На холм высокий Виндгияс, 
Свершить обет Питамаге.

И там, облекшись в валкалу, 
Томятся лютым голодом, 
И жаждой превеликою 
Терзаются и мучатся.

Препобедивши похоти,
Питаясь только ветрами, 
На пальцах, неподвижные,
Стоят они и молятся.

Как древо, стан их вытянут,
Их руки кверху подняты, 
И не моргая, очи их 
Глядят, не закрываются.

И загорелся Виндгияс 
Неутушимым пламенем 
Такого благочестия, 
И дым всклубил он по небу.

Смутились в небе Девасы 
И стали против Дайтиев 
Коварствовать, препятствуя
Святой обет им выполнить.

Прельщали их каменьями, 
И серебром, и золотом, 
И красотою женскою,
Непобедимо сильною.

Но крепки были Дайтии 
Душой обетоверною:
Молились, не покорствуя 
Соблазнам и прельщениям.

Вдруг чудо непонятное, 
Перед очами Дайтиев,
Душой великодоблестных, 
Свершилось на Виндгиясе:

Их жены, сестры, матери,
Преследуемы Ракшасом,
Бежали мимо, требуя, 
Защиты их и помощи.

С распущенными косами,
Одежд своих лишенные, 
Роняя украшения, 
Молили: о, спасите нас!

И сам тогда Питамага,
Миров блюститель, 
Праотец, Обетоверным Дайтиям
Явился, Брахма видимый.

И повелел молящимся 
Асурасам, да выскажут
Ему желанья тайные
И помыслы сердечные.

Тогда, перед Питамагой
Представ, сказали Дайтии: 
- Отец, когда доволен ты, 
Обетным нашим подвигом,

Услыши нас и даруй нам
Волшебств искусство тайное,
И даруй нам оружие, 
В бою непобедимое!

И облеки нас образом 
Свободно переменчивым
По нашему желанию,
И сделай нас бессмертными!

- Все будет вам даровано
По вашему желанию, 
О чем теперь вы молите;
Единого бессмертия

Не будет вам. Потребуйте
Иного - и исполнится! 
Просите смерть, о Дайтии,
Подобную бессмертию!

Святой обет вы подняли, 
Сказав: да будем властвовать! 
И потому не дастся вам 
Наследие бессмертия!

- Даруй же нам в наследие, 
Отец всесовершеннейший,
Все, что живет и движется 
Во всех странах тремирия!

И все, что без движения 
- Деревья, камни, золото,
И землю всю пространную 
Даруй ты нам в наследие!

И да не знаем страха мы: 
Страх целого трехмирия
В двоих нас да сокроется! 
И им в ответ Питамага:

- Все будет вам даровано 
О чем теперь вы молите, 
И доля смерти дастся вам 
По вашему желанию! -

Сказавши так и Дайтиев 
Дарами изобильными
Благословив, Питамага
Ушел в мир Брахмы на небо.

Тогда вожди Асурасов, 
Всещедро наделенные 
Дарами благодатными, 
Сошли с холма Виндийского.

Народ, вождей увидевши,
Премудрых и прославленных 
И одаренных Брахмою, 
Бежал толпами встречу им.

Они же, сбросив валкалу; 
И сделавшись кудрявыми, 
Украсились богатыми 
Беспыльными одеждами;

И много драгоценностей 
Надели, и устроили 
Веселия и пиршества, 
И праздники великие.

Ешь, пей, ликуй и радуйся, 
Пой песни, веселитесь! - вот 
Какие речи слышались
И день, и ночь у Дайтиев.

Народ шумел и тешился;
И так у них играющих
Промчались целые
Как быстрые мгновения.

II
Едва пиры окончились,
Вожди, горя желанием
Завоевать трехмирие. 
Созвали рать великую.

Потом, когда созвездия 
Явились благосклонные, 
Пошли они, могучие, 
Напутствуемы ближними.

И шли великой ратию,
Вооружась: кто палицей, 
Кто копнем, кто молотом, 
Кто тяжкою Секирою.

Чараны вдохновенные 
Сопровождали Дайтиев 
Торжественными песнями 
И гимнами победными.

Сперва они по воздуху,
Везде ходить могущие, 
Пошли к селеньям Девасов,
Пылая битвы пламенем.

И побежали Девасы, 
Провидя, что Питамага
Благословил Асурасов
Дарами благодатными.

Тогда, заняв трехмирие 
И победивши Якшасов, 
Пошли войною Дайтии 
На существа воздушные;

Потом на змеев огненных 
Внутри земли гнездящихся; 
Потом пошли на Млечгасов, 
Средь моря обитающих;

Потом пошли на брахманов
И на святых отшельников, 
И в воду их светильники 
Бросали, не потребствуя.

Тогда святые брахманы 
И доблестью богатые
Отшельники разгневались - 
И проклинали Дайтиев;

Но страшные проклятия, 
Как скалам стрелы острые, 
Безвредны были Дайтиям, 
Благословенным Брахмою.

И, забывая подвиги, 
Отшельники и брахманы 
Бежали от Асурасов,
Как змеи от Гарутманта.

И были их обители
Разнесены, разграблены; 
Сосуды драгоценные 
Разбиты и раскиданы.

Стояла вся вселенная 
Пустая и безмолвная, 
Как будто бы убитая
Жестоким богом Времени.

Затихли всюду праздники, 
Пиры и ликования,
И жертвы благодатные 
Не воскурялись Девасам.

На запустелых пастбищах 
Не видно было пастырей; 
Земля была наполнена 
Костями и черепьями.

А грозные Асурасы, 
Слонами ставши ярыми,
С ланитами распухшими 
По все вселенной рыскали.

То злобными гиенами, 
То львами, то пантерами, 
Попеременно делались 
И убивали Двиджасов.

И наконец, соперника 
Нигде себе не ведая, 
В долине Куру пышную
Себе столицу создали;

И в честь завоевания
Великого трехмирия 
Установили праздники,
Веселия и пиршества.

III
Тогда высокомудрые, 
Разгневанные Сиддгасы, 
Увидев истребление,
Пошли к отцу Питамаге.

И видят Брахму-Праотца, 
На лучезарном облаке 
В сиянии сидящего, 
Среди богов и Девасов.

Вайкганы, Балякгильясы, 
Аджасы, Маричипасы, 
Вимудги, Теджагарбгасы,
И мужи Брахмомудрые,

И Магадева с Агнисом, 
И солнце вместе с месяцем,
И Сокрас рядом с Ваюсом, 
- Сидели вкруг Питамаги.

Тогда, пред светлым Брахмою
Склонившись, стали Сиддгасы 
Рассказывать деяния 
Жестокосердных Дайтиев;

Что было, все поведали, 
Моля отца - Питамагу
Явить им правосудие
И защитить от Дайтиев.

Рассказ молящих выслушав, 
Питамага задумался, -
И смерть неотвратимую 
Определил Асурасам.

Потом Всесовершеннейший,
Призвавши Висвакарману, 
Сказал: создай мне женщину 
Красы всеувлекательной!

И мудрый Висвакармана, 
Благословенный Брахмою, 
Пошел и создал женщину 
Блестящую и чудную.

И все, что в мире движется,
И все, что без движения, 
- Отовсюду Висвакармана 
Изъял одно прекрасное,

И слил очаровательно, 
Благословенный Брахмою,
В едином светлом образе
Новосозданной женщины.

Потом рукою щедрою 
На плечи ей прекрасные
В роскошном изобилии 
Просыпал драгоценности.

Во всем составе созданной 
Единой части не было,
На что не загляделся бы,
Взор самых небожителей.

И так как все прекрасное
Зерно к зерну подобрано 
В ней было, то
Питамага Нарек ее - Тилеттама.

И так он новосозданной 
Сказал: "Ступай к Асурасам 
И красотой всесильною 
Посей вражду меж братьями!

Так сделай!” - И Тилеттама, 
Сказав: "Я это сделаю!” 
- Склонилась перед Брахмою 
И моим небожителей

Пошла. К Востоку Бгагаван
Сидел тогда, а к Западу 
Магесварас, а к Северу
Сидели Девы светлые.

Когда пошла Телеттама, 
То Бгагаван, не двигаясь, 
Глазами жадно-страстными 
За ней повсюду следовал.

На все четыре стороны
У Бгагавана светлого
Четыре лика выросло, 
Со взорами из лотоса.

Когда пошла Тилеттама 
Востоком - вдруг восточное 
У Бгагавана выросло
Лицо; когда же к Западу

Пошла - мгновенно к Западу 
Лицо явилось; Севером 
Пошла - явилось к Северу
Еще лицо; как на Полдень

Пошла она - и Бгагаван 
За ней лицом полуденным 
Следил уже. И с Индрою 
Случилось вечно дивное:

И позади, и спереди, 
У Индры всемогущего 
Тогда сверкнули тысячи 
Очей огнепылающих.

Так Магадева некогда 
Приял четыре образа; 
Так и убийца Баляса
Тысячеглазым сделался.

И мудрецы, и Девасы 
Туда, где шал Тилеттама, 
За ней следили взорами, 
То в ту, то в эту сторону.

Единый лишь Питамага 
Спокойно на Тилеттаму 
Глядел очами тихими
И божески-бесстрастными.

Когда ушла Тилеттама, 
Все мудрецы и Девасы,
И мужи Брахмомудрые, 
Подумали: все кончено!

Тогда Всесовершеннейший
Владыка успокоился
И распустил собрание
Пресветлых небожителей.

IV
Меж тем вожди Асурасов,
Завоевав трехмирие 
И победивши Девасов, 
И Якшасов, и Ракшасов,

И все у них сокровища
Отнявши, и не ведая 
Нигде себе соперника,
Устроили веселия,

И праздники, и пиршества, 
И всякими забавами,
Как боги всемогущие, 
В своей столице тешились.

То насыщались яствами, 
То сладостными питьями, 
То прелестями женскими,
То жгли благоухания.

И по полям, и по лесу,
И по горам утесистым, 
И в небесах по воздуху 
Ходили, как бессмертные.

Однажды на отлогости
Виндгияса высокого
В тени цветущих салясов,
Сидели Сунд и Упасунд.

Кругом толпились женщины;
Одни, при звоне вадитра, 
Увеселяли Дайтиев
Пленительными песнями.

Другие, антилопами 
Вокруг носясь и бегая,
То играми, то плясками 
Прельщали победителей.

Вдруг видят - тихо по лугу,
Блистая сонмом прелестей, 
В пурпурном одеянии, 
С плеча лукаво спущенном,

Ища цветов карникара, 
По берегам растущего, 
Идет, как бы бессмертная, 
Прекрасная Тилеттама.

Едва ее идущую 
Асурасы увидели, 
Вдруг бросили седалища
И к ней навстречу кинулись.

И за руки Тилеттаму, 
Любовью оба полные, 
Схватили: Сунд за правую,
А Упасунд за левую.

И в миг вошло в них бешенство 
И отлетела кроткая
Любовь от них. "Моя она!” - 
Она моя! - воскликнули.

И друг на друга бросились, 
Как звери разъяренные,
Схватив мечи тяжелые, 
И пали в битве яростной.

И долго на Виндгиясе, 
С растерзанными членами,
Как солнца, с неба сбитые, 
Лежали два Асураса.

Увидев это зрелище,
Их воины и женщины,
Исполненные ужаса, 
Бежали в преисподнюю.

Тогда Вессовершеннейший 
Творец миров Питамага 
На землю, в сонме Девасов, 
Низшел почтить Тилеттаму.

И рек, чтобы Тилеттама,
Как Лякшми гибкотелая,
Себе, что хочет, выбрала
Во всех странах трехмирия.

И выбрала Тилеттама
Себе миры блестящие;
И ей тогда Питамага
Сказал Всесовершеннейший:

- Ты будешь вместе с солнцами
Витать в мирах блистающих,
Лучами осиянная
И оку недоступная!

И одарив Тилеттаму
Такою благодатию,
Творец миров Питамага,
Ушел в мир Брахмы на небо.


Мифы и легенды Индостана 2269