» » » Братья Гохманы

Братья Гохманы

Братья Гохманы

     Мошенники братья Гохманы, антиквар Антон Фогель и его компаньон Шиманский в 1896 году обвели вокруг пальца лучших парижских экспертов. Шепселя и Лейба Гохманов многие знали в их родной Одессе. Они скупали все, что впоследствии можно было бы выгодно продать. Предприимчивые братья проживали в местечке, располагавшемся недалеко от раскопок древней Ольвии, крупнейшего античного города греческой колонии в Северном Причерноморье. Они использовали столь выгодное соседство с пользой для себя и поставили на широкую ногу продажу доверчивым богачам археологических находок (в основном фрагментов мраморных плит с надписями на древнегреческом языке). Это были поистине бесценные сокровища. Но очень скоро они охладели к этому виду деятельности. Слишком много времени уходило только на то, чтобы достать из-под земли небольшой осколок. При этом спрос на товар рос, а древностей катастрофически не хватало. Проблему нехватки подлинного антиквариата братья Гохманы решили очень просто: просто разбавили его фальшивым.

Первая крупная афера.

Первой жертвой мошенничества братьев стал коллекционер из Николаева г-н Фришен. Как-то к нему пришли крестьяне (на самом деле это были подставные люди братьев Гохманов) и предложили купить золотые изделия, якобы найденные ими во время полевых работ. Сделка состоялась. Но когда директор Одесского археологического музея, к которому обратился коллекционер, провёл экспертизу находок, выяснилось, что все изделия являются подделкой. Увы, но найти продавцов было уже невозможно.

Тиара для Лувра.

Воодушевленные первой удачей, братья решили поработать за границей. И в один из зимних дней в Вене появился невзрачный коммивояжер из Одессы — Шепсель Гохман. Его представили директорам Венского Императорского музея города Бруно Бухеру и Гуго Лейшингу, которым он предложил купить уникальную тиару скифского царя Сайтафарна. Однако те после долгих и нелёгких переговоров были вынуждены развести руками. Тиару они признали уникальным произведением искусства, но суммы, которую запросил ее владелец, у них не было.

Но неудача в музее не остановила Шепселя, и он отправился на поиски покупателя в антикварные лавки. В итоге были найдены два компаньона для братьев — владелец антикварной лавки Антон Фогель и венский маклер Шиманский, которые стали эмиссарами в Лувр. Через год, весной 1896 года, Фогель с Шиманским прибыли в Париж и продали Лувру тиару царя Сайтафарна. В итоге этой операции братья Гохман получили по 86 тысяч франков, Шиманский и Фогель — 40 и 74 тысячи соответственно.

«Фальшивка!»

Практически сразу, после того как тиара была выставлена на всеобщее обозрение, многие ученые высказали сомнение в ее подлинности. Среди них были профессор Петербургского университета А. Н. Веселовский и мюнхенский историк Адольф Фуртвенглер. Последний доказал, что тиара действительно является произведением ювелирного искусства, но при этом исторической ценности не имеет. Экспертная комиссия, изучив тиару и сопоставив увиденное с тем, что было известно науке о скифском царе Сайтафарне, резюмировала: «Тиара сделана высокопрофессионально и с учётом таких знаний, какими могли обладать только специалисты…»

Но дирекция Лувра не стала прислушиваться к мнению специалистов, и семь лет вся культурная Европа съезжалась в Лувр, чтобы посмотреть на это чудо. Точку в этой истории поставил одесский ювелир Израиль Рухомовский. Вскоре в одной из парижских газет появилось сенсационное сообщение: «Гравер Израиль Рухомовский, проживающий в Одессе по улице Успенской в доме № 36, заявляет с полной категоричностью, что именно он является создателем тиары. Заказ на нее он выполнил за две тысячи рублей в течение восьми месяцев. Свое авторство он готов доказать, если правительство Франции оплатит ему командировочные».

Командировочные оплатили, и в апреле 1903 года Израиль Рухомовский появился в Париже. Администрация Лувра допрашивала его две недели. Ювелиру из Одессы по памяти воссоздал фрагмент тиары и точно назвал рецепт металлического сплава. Этим он доказал своё авторство. Для изготовленной Рухомовским тиары была использована подлинная находка археологов: ольвийская плита, где сообщалось о богатом горожанине Протогене и его щедром даре скифскому царю. Правда, Протоген преподнёс Сайтафарну 900 золотых, а не головной убор.

Рухомовский рассказал, что ему постоянно не хватало денег и, когда братья Гохманы предложили ему на них работать, то с радостью согласился. За один заказ братья обещали заплатить столько, сколько ювелир заработал бы за год (1800 рублей — это сумасшедшая по тем временам сумма). Сомнений в авторстве ни у кого не оставалось. Разразился грандиозный скандал, а тиара была спрятана подальше в запасники музея.

Гохманам, Фогелю и Шиманскому удалось избежать уголовного преследования, а Израиль Рухомовский, так и не добившись подлинной славы и богатства, вернулся на родину и вскоре был всеми забыт. Тиара же нашла своё пристанище в Музее декоративного искусства Парижа, где она и хранится по сей день.

Валерий Качмарик

     Понравилась статья?
Оставьте Ваш комментарий или поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях.


Просмотров: 2229