Смерть в аэропорту

Смерть в аэропорту

     Многие люди боятся летать на самолетах. Представления о том, что может случиться, если авиалайнер упадет с огромной высоты, людям с богатым воображением отравляют полет. Но иногда страшная трагедия может произойти и на земле...

   27 марта 1977 года в аэропорту Лос-Родеос на острове Тенерифе случилась одна из самых ужасающих трагедий, связанных с самолетами. И хотя произошла она прямо на взлетной полосе, количество пострадавших исчислялось сотнями. В этот день столкнулись два самолета — американский и голландский...

   Как же произошла трагедия? Пилот американской авиакомпании «Пан Американ» Виктор Грабе вывел свой «Боинг-747» на взлетную полосу и медленно набирал скорость, ожидая команды на взлет. Но едва он собрался подняться в воздух, как увидел, что навстречу движутся огни другого самолета, внезапно появившегося из тумана.

   Это был «Боинг», принадлежащий голландской компании «КЛМ». Грабс резко повернул налево, пытаясь уйти от столкновения, но было уже поздно. «Голландец» пропорол своим крылом борт американского «Боинга»...

     Роковая полоса

   Ни один из этих самолетов не должен был в тот день находиться в захудалом аэропорту Лос-Родеос. Оба самолета намеревались лететь в современный и хорошо оборудованный Лас-Пальмас, который находится неподалеку. Но в тот день террористы взорвали бомбу в Лас-Пальмасе, и это вынудило власти перенаправить самолеты на запасной аэродром...

   На борту голландского лайнера «Боинг-747», принадлежавшего компании «КЛМ», находились 283 человека, собиравшихся провести свой отпуск на Канарских островах. В таком же «Боинге» компании «Пан Американ» было 380 пассажиров.

   Изменение маршрута не вызвало паники ни у экипажей, ни у пассажиров обоих лайнеров. Два «Боинга-747» — американский и голландский, мирно заправлялись в соседних терминалах.

   После всех необходимых процедур капитан голландского «Боинга» Якоб Луис Вельдхьюзен ван Зантен попросил разрешения отправиться на взлетную полосу. Диспетчер дал разрешение самолету «КЛМ».

   Одновременно диспетчеры дали разрешение также и Грабсу отвести самолет к началу взлетной полосы. Но лайнеры должны были двигаться по разным траекториям, не мешая друг другу. Самолеты, окутанные туманом, продолжали двигаться по взлетной полосе, оставаясь невидимыми.

   В тот момент, когда Якоб Луис Вельдхьюзен ван Зантен сделал последний выход в эфир: «Мы готовы к взлету», начался кошмар.

   Лайнер «КЛМ», набирая скорость для взлета, вырвался из тумана и помчался прямо на самолет «Пан Американ». Грабс резко повернул налево, пытаясь уйти от столкновения, но было уже поздно. «Голландец» пропорол «Боинг».

   Лайнер «Пан Американ», разрезанный пополам, завалился налево от взлетной полосы. Голландский самолет проехал немного дальше и остановился. И тут же раздался ужасающий взрыв — загорелись только что наполненные топливные баки...

   Все пассажиры голландского самолета погибли. Удар был так силен, а пламя от взрыва так ужасно, что стальные и алюминиевые части самолета просто испарялись...

   На борту американского самолета творилось столпотворение. Пожар охватил весь салон, и люди в панике давили друг друга насмерть. Ситуацию спас американский бизнесмен Эдгар Рид, который не потерял голову и сумел справиться с паникой. Он надул и спустил спасательный плотик, и пассажиры выпрыгивали на него.

   Нескольким десяткам человек удалось спастись. Но 583 человека нашли свою смерть в этих пылающих осколках...

     Ангел-хранитель

   В этот день в аэропорту Лос-Родеоса было много героев-спасателей, несмотря на то, что горящие обломки и куски раскаленного металла продолжали падать вокруг самолетов...

   К этому времени десятки солдат и полицейских осматривали выгоревшие останки обоих самолетов, извлекая тела погибших.

   Врачи и медсестры расположенного неподалеку от аэропорта госпиталя начали работу по спасению раненых. Как только стало известно об авиакатастрофе, все, даже те, кто был свободен от дежурства, бросились туда. Госпиталь не располагал достаточным количеством кроватей, чтобы разместить пострадавших. Людей укладывали на пол, но каждый из них был окружен вниманием медперсонала. А врачи приступили к срочным операциям. Те, кто остался в живых и не получил серьезных повреждений, сгрудились в залах аэропорта. Им раздали одеяла, болеутоляющие препараты. У некоторых пассажиров обгорела одежда. Каждый говорил о своем спасении как о чуде. «Я чувствовала, что кто-то наблюдает за мной, — сказала пассажирка с американского лайнера Тереза Браско. — Похоже, что с нами был наш Ангел-хранитель».

     Кто виноват?

   Чтобы выяснить причины катастрофы, в Лос-Родеос прибыли авиационные эксперты из Соединенных Штатов, Голландии и Испании. Поначалу подозрение в причастности к катастрофе пало на диспетчеров, регулирующих воздушное движение в аэропорту. Утверждалось, что они плохо говорят на английском языке — общепринятом средстве общения в диспетчерской службе, обслуживающей международные рейсы, и поэтому оба пилота были введены в заблуждение. Но вскоре это утверждение было опровергнуто — как только эксперты проверили диспетчеров, которые во время катастрофы находились за пультом управления. Они слово в слово повторили инструкцию на английском языке и во время взлета выполняли ее с абсолютной точностью. Затем эксперты провели исследование действий капитанов Грабса и Вельдхьюзена ван Зантена.

   После долгих выяснений был вынесен вердикт — однозначно виноват капитан голландского самолета, перепутавший траекторию движения. Один из главных аргументов экспертов заключался в следующем: независимо от того, где находился лайнер «Пан Американ», Вельдхьюзен ван Зантен не должен был взлетать без разрешения диспетчеров. Выяснилось, что на девятиминутной магнитной ленте записи переговоров с диспетчерами не было команды, разрешающей лайнеру «КЛМ» взлет!

   Девять месяцев длилось расследование трагедии, прежде чем правительство Испании обнародовало его результаты. Основополагающая причина катастрофы, по мнению экспертов, состояла в том, что капитан Вельдхьюзен ван Зантен начал взлет без разрешения диспетчерской службы. В докладе подчеркивалось, что в тот день стояла плохая погода — низкая облачность и густой туман резко снизили видимость. Но эти обстоятельства не снимают вины с голландского капитана, принявшего странное и необъяснимое решение пойти на взлет, нарушающее все существующие правила. Как мог такой опытный пилот, как Вельдхьюзен ван Зантен, совершить эту оплошность? Похоже, что он торопился из-за длительной задержки на Тенерифе, к тому же ему мешала и плохая погода. Радиопомехи и несовершенный английский язык диспетчеров и команды голландского «Боинга» затрудняли ведение переговоров. Словом, причин катастрофы и виноватых было найдено немало. Но тем, кто погиб, это было уже безразлично...




3345