Праотцы | Secretworlds.ru

Праотцы

Праотцы

Авраам.
От Ноя до Авраама десять поколений, и за все эти долгие годы Господь не говорил ни с кем из смертных, кроме Авраама.
Притча раби Нехемии:
- У царя во время путешествия выпала из короны жемчужина. Велел царь принести сито и просеять песок на том месте. Просеяли раз - не нашли, другой раз - не нашли, на третий раз нашлась жемчужина. И со вздохом облегчения пронеслось кругом:
"Царь отыскал свою жемчужину!"
Так и Господь говорил об Аврааме:
- "Какая надобность была бы перечислять родословную всех этих Сима, Арпахсада, Селаха, Евера, Фалека, Рэу, Серуга, Нахора, Фераха, если не ради тебя, Авраам?"
В тот час, когда родился Авраам, на восточном склоне небес появилась звезда, поглотившая свет четырех звезд на четырех сторонах небосвода. Видя это, звездочеты сказали Нимроду:
- Сейчас у Фераха родился сын, будущий родоначальник племени, которому предопределено унаследовать и земной мир, и загробный. Прикажи весь дом Фераха засыпать серебром и золотом, только бы он дал умертвить новорожденного.
Послал Нимрод сказать, по совету звездочетов, Фераху: дай умертвить родившегося у тебя младенца, и царь наполнит твой дом серебром и золотом.
На это Ферах ответил притчей:
- Одному коню сказали: "Дай отрежем тебе голову, а в награду за это дадим тебе полный амбар овса".
- Глупцы, - отвечал конь, - если отрежете мне голову, кто же есть будет овес?
- Отвечу и я: "Если вы умертвите моего сына, кто же унаследует серебро и золото?"
- Впрочем, - прибавил Ферах, - у меня действительно родился сын, но он умер.
Пришлось Фераху прятать сына от Нимрода, и он укрыл его в пещере, где Авраам оставался три года. Для питания его Бог сделал в стенах пещеры два отверстия, из которых текли мед и елей.
Трех лет от рождения вышел Авраам из пещеры и, увидя мир Божий, стал размышлять о том, кем созданы земля и небо, и он сам. Очарованный величественным видом солнца, его светом и теплом, он весь день возносил молитвенную хвалу солнцу. Когда солнце зашло, а на небе появилась луна, окруженная мириадами звезд, Авраам подумал: "Вот это светило, очевидно, и есть божество, а маленькие светильники, его окружающие, это его вельможи, воины и слуги. Всю ночь он пел гимны луне. Но вот наступило утро; луна зашла на западе, а на востоке снова появилось солнце.
- Нет, - сказал Авраам, - есть Некто, который и над солнцем властен, и над луною. К Нему стану я возносить моления мои.
Ферах занимался изготовлением идолов, которыми торговал на базаре. Однажды он поручил продажу своего товара Аврааму. Подходит на базаре человек к Аврааму и спрашивает:
- Не найдется ли для меня подходящего бога?
- А тебе какого надо? - спрашивает Авраам.
- Видишь ли, - отвечает тот, - я богатырь и хотел бы приобрести себе бога-богатыря.
Авраам снял истукана, помещавшегося выше остальных, и говорит:
- Вот этот самый для тебя подходящий.
- Но разве он богатырь?
- Глупец! - отвечает Авраам. - Уж таков искони порядок среди идолов: который поставлен выше остальных, тот богатырем и слывет.
Когда этот человек собирался уходить со своей покупкой, Авраам остановил его вопросом:
- Скажи, сколько тебе лет?
- Семьдесят.
- И тебе, прожившему на свете семьдесят лет, не стыдно воздавать божеские почести идолу, сделанному день назад.
Покупатель с презрением бросает идола, берет обратно деньги и уходит.
Подошла женщина и передала Аврааму, в дар идолам, полную миску тонкопросеянной муки. Взял Авраам палку, разбил всех идолов, кроме одного, самого крупного, которому и вложил в руки палку. Приходит отец и спрашивает:
- Как это произошло? Кто это сделал?
- Расскажу, - отвечает Авраам, - ничего от тебя не скрывая. Дело было так: принесла женщина миску с мукою и просит принести в жертву идолам. Стал я совершать, как следует, жертвоприношение, а идолы и завели спор между собою, - один кричит: "я хочу поесть раньше", а другой: "нет, я раньше!" Но тут встал самый крупный идол и - видишь - разбил все.
- Но ты издеваешься надо мною, - закричал отец, - разве способны эти...
- Да? Так вдумайся же сам, отец, в слова свои...
Повел Ферах сына на суд к Нимроду.
- Это ты и есть Авраам, сын Фераха? - проговорил знаменитый зверолов, вперив в юношу грозный взор, - отвечай же мне: разве неизвестно тебе, что я господин над всем творением, и солнце, и луна, и звезды, и планеты, и люди - все движется волей моей. Как же ты дерзнул священные изображения уничтожить?
В эту минуту озарил Господь ум Авраама мудростью, и так отвечал он Нимроду:
- Позволь мне слово сказать не в укор, но в хвалу тебе.
- Говори, - сказал Нимрод.
- Исконный порядок в природе таков: солнце всходит на востоке, а заходит на западе. Так вот, прикажи, чтобы завтра оно взошло на западе, а зашло на востоке, и тогда я признаю, что ты подлинно господин над всем творением. И еще вот что: для тебя не должно быть ничего сокровенного. Скажи мне сейчас: что у меня в мыслях и что я сделать намерен?
Нимрод задумался, важно поглаживая рукою свою бороду.
- Нет, - продолжал Авраам, - напрасно ты ищешь ответ. Не владыка вселенной ты, а сын Хуша. И если бы ты действительно был Богом, то отчего ты не спас отца своего от смерти? И так же, как ты отца своего не спас от смерти, ты и сам не спасешься от нее.
Тут Нимрод обратился к Фераху, говоря:
- Не заслуживает ли жестокой кары сын твой, отрицающий божественное всемогущество мое? Он должен быть сожжен!
И, обращаясь к Аврааму, продолжал:
- Поклонись огню как божеству, и я пощажу тебя.
- Огню? - ответил Авраам. - Не правильнее ли поклоняться воде, которая тушит огонь?
- Хорошо, поклонись воде.
- Не поклониться ли лучше облаку, насыщенному водою?
- Я и на это согласен, - поклонись облаку.
- Но разве не сильнее ветер, разгоняющий облако?
- Поклонись же, наконец, ветру!
- Но разве человек не преодолевает и силу ветра?
- Довольно! - воскликнул Нимрод. - Я поклоняюсь огню и тебя заставлю ему поклоняться.
- Бросить его в огонь! - приказал он слугам. - И увидим, спасет ли его тот Бог, которому он поклоняется.
Повели Авраама к калильной печи, связали его, распростерли на каменном помосте, обложили дровами с четырех сторон, с каждой стороны на пять локтей в ширину и на пять локтей в вышину, и подожгли. Видя это, соседи Фераха и прочие сограждане его стали наступать на него с угрозами, говоря:
- Стыд и позор тебе! Не сам ли ты говорил, что сыну твоему суждено унаследовать и земной мир, и загробную жизнь, и ты же предал его Нимроду на казнь!
Но сам Всевышний сошел с неба и спас Авраама от смерти.
В ту минуту, когда Авраам был брошен в печь, воззвал архангел Гавриил к Господу:
- Владыка миров! Позволь мне сойти, остудить печь и спасти праведника.
- Нет, - ответил Господь, - Я Един в вышних, а он един на земле. Единому и подобает спасти единого. Но и тебя, Гавриил, ждет подвиг: ты в свое время спасешь троих из потомков eгo.
И зазвучал Аврааму голос нагорный:
Я был с тобой, когда, во славу Божью,
Бесстрашно в лютый пламень ты сошел
И на земле к святыне веры чистой
Народам путь свободный указал.
Тебя избрал и возлюбил Я прежде,
Чем первую денницу Я зажег, -
И благодатна жизнь твоя для мира,
Как благодатны росы для полей.
Авраам, оставаясь в Харране, подобен был сосуду, наполненному благовонным елеем, но закупоренному и лежащему без употребления, почему аромата его и не слышно. Откройте сосуд, дайте ему движение с места на место, - и тогда только обнаружится сила его благоухания. И Господь сказал:
- Авраам, много добрых дел, много подвигов веры и благочестия ты можешь совершить. Встань же, пойди из земли твоей, от родни твоей, из дома отца твоего, - и имя твое возвеличится в мире Моем.
"И я произведу от тебя великий народ".
И отчеканена была монета с изображением: на одной стороне - старика и старухи, а на другой - юноши и девушки (символ непрерывного возрождения и обновления жизни)
"И взял Авраам с собою Сарру, жену свою" и всех людей, которые были приобретены им в Харране".
Дом Авраама служил гостеприимным приютом для всякого, и люди находили там не только радушный прием, но также и наставление в истинной вере. А приведение хотя одной души "под сень крыльев Шехины" (духа Божия) равносильно созданию ее и утверждению в жизни вечной
Приближаясь вместе с Саррою к границам Египта и зная дурные нравы потомков Мицраима, Авраам спрятал Сарру в сундук. У заставы стали его допрашивать, что он везет в этом сундуке.
- Ячмень, - сказал Авраам.
- Не пшеницу ли? - спросили надсмотрщики.
- Возьмите пошлины как за пшеницу.
- Может быть - перец?
- Возьмите как за перец.
- А не находится ли в этом сундуке золото?
- Я готов заплатить как за золото.
- А вдруг там окажутся шелковые ткани?
- Считайте как за шелковые ткани.
- Но в сундуке может быть и жемчуг?
- Пусть по-вашему - заплачу как за жемчуг.
- Нет, - заявили они, - тут что-то неладное. В этом сундуке, должно быть, находится нечто необыкновенно ценное, и ты шагу не сделаешь прежде, чем сундук не будет открыт.
Пришлось подчиниться. И когда Сарра вышла из сундука, от красоты ее разлилось сияние по всему Египту .
Желая, со свойственным ему радушием, достойно принять трех странников (ангелов), посетивших его у дуба Мамврийского, Авраам поспешил в шатер к Сарре заказать лепешки, масла и молока, а затем побежал к стаду "выбрать теленка нежного и хорошего". Но теленок побежал в сторону от шатра и скрылся в пещере Махпела. Проникнув в эту пещеру, Авраам невольно остановился, пораженный чудным видением: озаренные пламенем светильников, в гробнице покоились Адам и Ева, и благоухание исходило от останков первородной четы. Эту пещеру Авраам и избрал местом вечного успокоения для себя и для Сарры.


Просмотров: 1692