Уахсит-сын сита | Secretworlds.ru

Уахсит-сын сита

Уахсит-сын сита

     Сит считался среди нартов особенно храбрым. Был у него единственный сын, и звали его Уахсит.

Однажды в яркий солнечный день погнал Уахсит табун своих лошадей в далекую землю. Это было у него в обычае. И отлучался он в такое время из дому на год, а то и на два. А далёкая земля - это тот берег реки Кубины. Там была степь, а в степи - клевер по пояс.

Лучшей земли и не придумаешь. Здесь и решил обосноваться Уахсит: расстелил бурку, поел, отдохнул. И вот он подумал: “Где же люди?”

Посмотрел Уахсит вниз по реке - нет людей. Посмотрел вверх по реке - тоже никого. На всю степь один дом - и больше ничего. Дом - на краю степи!

“Эх, повидать бы хозяина этого дома”, - подумал и Уахсит.

И вдруг услышал чей-то голос:

-Абхазский дух! Абхазский дух! Откуда он взялся? Это орал хозяин того самого одинокого дома. И голос его гремел, точно гром.

Уахсит был не из робкого десятка. И тоже крикнул на всю степь:

-Каму это абхазский дух не нравится? А ну-ка, выходи, дай, взгляну на тебя!

Хозяин дома взревел, как раненый медведь, и устремился к Уахситу. Это было рано утром. А дотащился он до нарта только к полудню - так велика была степь!

И богатырь без лишних слов схватился с нартом. Началась борьба. Загудела степь под ногами. Встревоженные кони, фыркая, понеслись вкруговую.

Вот солнце своим краешком уже касается края земли. А богатырь и нарт все на ногах и все борются.

Вот солнце село за степь, был виден только раскаленный его край. И тут не выдержал богатырь. Упал на колени, коснулся спиной земли, А нарт уже над ним. Замахивается шашкой.

-Сохрани мне душу! - молит богатырь. - И ежели не брезгуешь мной - будь мне братом.

Уахсит задумался. Ведь не было у него брата. Брат никогда не бывает лишним, а тем более - такой богатырь. И вложил нарт шашку в ножны.

Так помирились только что враждовавшие.

-Пойдем ко мне, - сказал богатырь. - Хочу побрататься с тобой на людях.

И он собрал своих и при всех объявил о своем намерении. Народ благословил названых братьев. Пять дней и пять ночей продолжался пир, Уахсит остался жить у своего побратима. Только изредка наезжал домой.

Живя у названого брата, Уахсит заметил, что по утрам на востоке загорается таинственный огонь. Он сверкает, точно молния.

Что там сверкает?

Уахсит все чаще задумывался над этим. Ему хотелось узнать, что это за огонь. Но брат его отговаривал.

-У меня было семеро кровных братьев, - говорил названный брат. - Все они стремились к таинственному огню, сверкающему на востоке. И все они погибли.

Уахсит слушался его до поры до времени. Но однажды утром сказал:

-Сегодня пробил час: еду на восток!

Видит названый брат, что бесполезно отговаривать Уахсита. И обращается к нему с такими словами:

-Раз ты твёрдо решил - езжай! Но смотри не осрамись. Будь храбр. Очень храбр. По дороге ты увидишь великана, подвешенного на цепи к небу. Он хотел женится на сестре бога охоты Ажвейпшаа. Ей не понравился жених, и когда тот начал докучать своими просьбами - бог охоты взял да и подвесил его за руки к самому небу. Так вот, этот великан начнет хвалить тебя в надежде, что ты освободишь его. Но ты не делай этого. В то самое мгновение, когда он коснется земли, ты умрешь. Затем он начнет поносить тебя. Но ты прикуси язык. Молчи! Ибо стоит тебе заговорить, как рассудок твой помутится.

Внимательно выслушал брата Уахсит, сел на коня и направился на восток. Едет днем и едет ночью. Тяжело сидеть в седле дни и ночи. Но нарт сидит. Сидит, как прикованный. На то он и герой!

И вдруг в стороне от дороги - великан, подвешенный к небу. Завидя нарта, он начал хвалить его, превознося выше небес. Однако молчал Уахсит, едет себе - и все!

Но тут он услыхал такие слова, что и невозможно повторить при старших. С трудом удержался нарт, чтобы не ответить великану тем же.

Едет нарт, едет и все - на восток. И видит он семиярусный дом стоит - словно семь домов поставлены друг на друга. Окна и двери - из слюды. Огорожен дом слюдяной изгородью. И ворота из слюды. И свет внутри дома, свет яркий сам по себе, но во сто крат усиленны блеском слюды.

Уахсит подъехал к дому. И на седьмом ярусе увидел девушку. Она-то и излучала свет.

Стеганул Уахсит коня и вдребезги разнес ограду Стеганул еще раз и очутился перед девушкой прямо как есть, на коне. Это и была единственная сестра бога охоты Ажвейпшаа и его шести братьев.

Красота ее, как говорится, была неземной. Много пришлось бы потратить слов, чтобы описать ее. Да и тогда, пожалуй, всего не опишешь. Достаточно сказать, что свет, который излучало ее белое лицо, соперничал с самим солнцем. Это ли не есть красота неописуемая?!

Увидела девушка Уахсита и вскрикнула;

-Кто ты такой? Откуда явился?

В следующее мгновение вскочила она со своего мест, и вступила с ним в единоборство. Была она очень ловка но Уахсит оказался ловчее. Вот вырвалась девушка схватила золотую плеть и давай стегать той плетью, Уахсита. Она била его со злостью, а Уахсит улыбался Что для него эта плеть?

И девушка наконец, опустив руки, сказала так:

- Я дала себе обет выйти замуж за того, кого не смогу побороть. За того, кто не скажет ни слова, пока я бью его золотой плетью. До сих пор испытаний этих никто не выдерживал. Ты - первый. И я - твоя. Я могу быть верной женой, если ты посчитаешь меня достойной себя. Но ты должен знать, что у меня семеро братьев. Они сейчас на охоте. Вот-вот они вернутся домой. Но если ты, как только въедут они во двор, одного из них не убьешь, другого не ранишь, а третьего не поколотишь как следует - они не признают тебя своим шурином, и меня не выдадут замуж за тебя.

Только умолкла девушка, как братья с шумом въехали во двор. Въехали с большой добычей и с песней честь богатырского племени аиргь.

Уахсит живо спустился во двор. Одного из братьев сразил стрелою насмерть, другого тяжело, ранил, а третьего повалил на землю и поколотил до потери сознания.

И только тогда убедились братья в том, что шурин у нестоящий. Тут бы и порадоваться этому, да не могут: брат-то убитый лежит! Что делать? Плакать или радоваться? Вдруг откуда ни возьмись прилетел голубь, сел на грудь убитому и дохнул ему в рот.

-Как я крепко спал! - удивился тот, кто лежал бездыханным. И встал.

Подлетел голубь к раненому, провел крылом по его ране, и рана зажила. Прикоснулся голубь и к избитом брату, тот вскочил, точно его и не колотили.

Вот теперь, когда исчезло горе, можно было и порадоваться и пир задать на славу. А как закончился пир, усадили братья свою сестру на золотую арбу, накинули на голову златотканый платок, нагрузили арбу золотом простились с шурином. Но перед тем как расстаться, братья сказали Уахситу:

-По пути повстречаешь ты великана, подвешенного за руки к небу. Приметив тебя, он начнет хвалить тебя, а затем попросит освободить его. Но ты езжай себе мимо. Вслед за льстивыми словами ты услышишь такое, не в силах вынести человек. И покажется тебе, что никакая вода не отмоет тебя после этого. Но ты спокойно иди себе мимо. Помни: только терпеливого ждет удача.

И расстались братья с сестрой и шурином.

Вот едет Уахсит с женой, а лошадь его привязана позади арбы.

Едут они, едут и поравнялись с тем самым великаном который к небу подвешен. И все случилось так, как говорили братья Ажвейпшаа.

Сначала великан осыпал Уахсита льстивыми словами и просил освободить его. Но сын нартов был глух к словам великана. Он погонял себя прирученных зубров, не поворачивая головы.

Но тут услышал он такое, что и камень треснул бы от злости. Нарт подумал, что жена обвинит его в трусости, если покорно снесет он оскорбления, которыми словно градом, осыпал его великан. Уахсит спрыгнул с арбы, размахнулся шашкой, чтобы рассечь надвое великана, но шашка ударилась о цепь, высекла молнию, и рассыпались звенья.

От страха жена славного нарта лишилась чувств. Уахсит побежал к роднику за водой, но когда вернулся не нашел ни жены, ни арбы, ни лошади. Они исчезли вместе с великаном.

Стоит Уахсит посреди дороги, словно лишенный разума. Что делать? Куда идти? Где искать жену?

От невыносимого горя упал храбрый Уахсит на землю, ибо не мог устоять на ногах. А затем пополз на четвереньках.

Ползет он, ползет и видит: два барана бьются смертным боем. Вдруг бараны успокоились и медленно, точно стесняясь Уахсита, пошли к скале, что возвышалась поодаль. “Они приведут меня к пастуху”, - подумал Уахсит и, собрав силы, двинулся вслед за ними.

А бараны все быстрее идут.

Уахсит - за ними.

Бараны бегут.

Побежал и Уахсит.

Но возле оврага, поросшего вербой, след их пропал: точно испарились бараны.

Недоуменно огляделся сын нартов вокруг. Смотрит-сидит свинопас, а вокруг него - свиньи.

Поздоровавшись с пастухом, Уахсит поведал ему о своем горе.

-Я пошел вслед за баранами, - сказал он. - Ни где же бараны и чьи эти свиньи? Свинопас улыбнулся и сказал:

-Эти бараны не простые. Они помогают тем, кто попал в беду. Если бы не они, ты не разговаривал бы со мной и я не смог бы помочь тебе.

-Как?! - воскликнул Уахсит. - Разве ты можешь мне помочь?

-Могу, - отвечал свинопас. - Если ты хочешь увидеть великана, то должен изменить свой облик.

-Изменить облик?! Как же это сделать? - спросил Уахсит.

-Если подбросишь меня высоко-высоко, - сказал свинопас, - из меня посыплются все мои кости, а к ногам твоим упадет моя кожа, точно живая. А что с ней делать догадаешься сам.

-А как же ты? - спросил Уахсит.

-Обо мне не беспокойся, - ответил пастух, - я всегда делаю добро, попавшим в беду.

Уахсит подбросил пастуха высоко-высоко, и вскоре на землю, как из мешка, посыпались кости и к ногам нарта упала кожа свинопаса.

Уахсит принял обличье пастуха. А вечером погнал свиней к дому великана.

Нарта приняли за свинопаса, и никто не обратил на внимания. Даже хозяйка не узнала его. Зато узнал её нарт. Узнал, и ноги у него чуть было не подкосились! Это была его жена, сестра семерых братьев Ажвейпшаа!

В доме великана готовились к свадебному пиру. Медлить было нельзя, надо что-то предпринимать, но что? Думал- думал нарт и наконец придумал.

На рассвете подошел он к роднику, где хозяйкина служанка набирала воду в кувшин.

-Хозяйка умываться будет, - сказала служанка.

Нарт - свинопас незаметно бросил свое кольцо в кувшин и сделал вид, что пьет воду из родника.

Служанка отнесла воду молодой невесте.

Сестра семерых братьев Ажвейпшаа тщательно умывалась. И с последними каплями воды упало в руки ей кольцо. Знакомое кольцо!

-Откуда оно? - спросила она служанку.

-Не знаю, - ответила служанка.

-Кто был у родника?

-Наш свинопас.

-А еще?

-Больше никого.

-Зови сюда свинопаса!

Предстал свинопас перед хозяйкой. Глядит на него сестра семерых братьев Ажвейпшаа. Внимательно глядит. И узнает своего мужа по глазам. И тихо говорят ему:

-Свадьбу постараюсь отложить, хотя великан и торопит. Я выпытаю, где у него душа. А там уж ты поймешь, что делать. Теперь же незаметно уходи.

Пасет свиней нарт. А жена его все откладывает свадьбу. И все спрашивает у великана, где его душа. Удивляется великан этой ее прихоти.

-Моя душа в небе.

-Не верю.

Моя душа в море.

-Не верю.

-Когда же мы сыграем свадьбу?

-Когда скажешь, где твоя душа.

Дни идут, а сестра семерых братьев Ажвейпшаа по-прежнему упрямится. Что оставалось делать великану? Он поддался.

-Моя душа, - сказал он, - недалеко. Вон на той горе, где живет зубр. Злой-презлой зубр. В брюхе у него серна. У серны в желудке заяц притаился. Быстроногий, шустрый заяц. В желудке у зайца - глиняный горшочек. В горшочке - три пичужки быстрокрылые. Одна из них - моя душа, а две другие - глаза мои… Ну, теперь ты довольна?

-Довольна, - отвечает жена Уахсита, - готовь пир.

А сама все передала своему мужу. Уахсит недолго думая пошел к той горе, где обитал злой-презлой зубр. Не трудно добыть душу великана. Мало убить зубра! Нельзя выпустить серну. Мало не выпустить серну, надо ещё и зайца схватить. И пичужек быстрокрылых, разумеется.

Поднялся Уахсит. на высокую скалу, улучил мгновенье и кинулся зубру на спину. Поломал ему хребет и достал из желудка серну. Разорвал серну на части и достал из нее зайца. А уж заяц не уйдет от нарта! И пичужки быстрокрылые не улетят от него!..

Вот и душа великана в руках славного Уахсита.

Вроде бы невинные пичужки, но давить их надо, как можно скорее давить!

И великан, сотрясая окрестности ревом, испустил дух.

Уахсит заторопился к жене, сел на коня, посадил ее к себе на колени и быстрее молнии полетел к своему побратиму.

Побратим тем временем ждал Уахсита, ждал и, не дождавшись, устроил поминки по нему. Да, видно, поторопился. Заклубилась в степи пыль. Это нарт Уахсит спешил

к своему побратиму. И полетела весть в далекую Апсны к нарту Ситу, весть о том, что жив и невредим его славный сын.

И нет для отца вести приятней этой.


SocialTwist Tell-a-Friend
Просмотров: 860