Великий кувшин | Secretworlds.ru

Великий кувшин

Великий кувшин

     Виноградники нартов были обширны, славились обильными урожаями. Виноделием занимался нарт Сит. Он знал свое дело как никто другой.

Хранилось вино в глиняных кувшинах. По ту и эту стороны Кавказского хребта пожалуй, нет места, где люди не находили бы в земле остатки нартских кувшинов. В них очень удобно было держать вино: со временем оно делалось ароматным, точно земляника, долго сохраняло свежесть и вкус винограда.

Кувшины были разной величины. Те, которые побольше, имели собственные имена: Вадзамакят, Хямхуа, Авадзакят, Агдзакят. Самым 6ольшим, великим кувшином считался Вадзамакят. Он вмещал шестьсот обычных нартских кувшинов, употребляемых для воды.

Надо сказать, что Вадзамакят не был простым глиняным кувшином. Он отличался свойствами, тайна которых не раскрыта до сей поры. Следует знать, что Вадзамакят изготовили особым способом. Как и кем - это тоже неизвестно. Вино Вадзамакят обладало особой силой, выпив его, нарты становились еще более могучими. Говорят, что клали в этот кувшин разрубленную красную змею. Но где водится эта змея - никому не ведомо. Вот еще одно изумительное свойство Вадзамакята: сколько ни черпай вина из него -оно не убывало.

Все это, разумеется, создало великую славу этому нартскому кувшину. Если нарты поклялись возле него, значит так тому и быть: никакого отступления! Да, священный был кувшин этот Вадзамакят.

Великий кувшин был зарыт в самом сердце Кавказских гор - на Клухорском перевале. Правда иные утверждаю, что не на Клухорском, а на Нахарском. Но об этом можно поспорить.

Как ни дружили между собой нарты, как ни были они спаяны родственной кровью, но пошло меж ними это самое “мое - твое”. Пришлось им поделить отцовское добро и разграничить это “мое - твое”. Что делать?- такова жизнь.

Сасрыква сказал так:

-Я ничего не хочу из отцовского добра - дайте мне только Вадзамакят. И ничего другого я и не возьму!

Скажу прямо: каждый из нартов хотел того же самого. Сасрыква лишь опередил их. После его слов никто не обмолвился о кувшине, но отдать его младшему брату тоже никому не хотелось.

Одним слово, Вадзамакят стал причиной горячих споров. Спорили день, спорили два. Долго спорили братья.

И вот Сасрыква сказал:

-Давайте решим дело так: пусть каждый из нас расскажет о своих подвигах. Самый удивительный подвиг заставит заклокотать вино в Вадзамакяте. Тому и достанется кувшин.

Говоря это, Сасрыква был убежден, что кувшин достанется именно ему, ибо кто из братьев мог сравниться с ним геройскими подвигами?

Первым стал возле кувшина старший из братьев- Сит. Он долго рассказывал о своих подвигах, но вино не думало клокотать. Вслед за ним его место по старшинству занимали остальные нарты, но вино оставалось спокойным, как молоко в глиняной посудине.

Пришел черед Сасрыквы. Он занял место своих братьев и с пылом рассказал о своих подвигах. Воистину это были геройские подвиги! Рот разинешь, слушая о них обо всем на свете позабудешь.

Но вот не задача: не заклокотало вино. Ничего, кроме обычного шипения, вызываемого крепостью самого вина.

Сасрыква огорчился, очень огорчился!

Здесь же, недалеко от кувшина стоял работник по прозвищу Бжеиква-Бжашла, что означает Получерный - Полуседой. Мужественным был этот человек, больше того - он был героем. Но никто но знал об этом, кроме матери нартов великой Сатаней-Гуаши.

Сатаней-Гуаша сердцем чуяла беду, угрожавшую ее сыновьям в дни многотрудных походов. И тогда она вызывала Бжеикву- Бжашлу, окрашивала всю его одежду, лицо, ноги, руки наполовину в белую, наполовину в черную краску и посылала на подмогу сыновьям. Исполнив свой долг, не открывая своего имени, Бжеиква- Бжашла, возвращался домой. Так и не знали нарты, кто их таинственный друг:

Видит Бжеиква-Бжашла, что никому из нартов не достается Вадзамакят. И обратился тогда он к братьям:

-Дайте и мне слово сказать.

Нарты удивились:

- Тебе слово? Да что ты можешь сказать? Ну, если не лень - говори.

И Бжеиква - Бжашла начал так:

- О великие нарты, вспомните, как однажды собрались великаны со всех концов света, чтобы погубить вас. Они устроили засаду в горах, с нетерпением ждали вашего появления. Вы оседлали своих огнеподобных коней и смело вышли в поход. Вас не остановили укрепления, построенные великанами. Вы храбро бросились на врага. А иначе вы не были бы нартами! Бились вы долго. Кровь великана лилась рекой, но их было множество, и они окружили вас, зашли к вам с тыла. Смертельная опасность угрожала вам, и в эти мгновения дрогнуло сердце вашей матери.

Сатаней-Гуаша позвала меня и сказала так: ” Жизнь моих сыновей на волоске. Нельзя мешкать, надо спешить на помощь. Прояви мужество, Бжеиква-Бжашла!” Не раз мне приходилось оказывать вам поддержку в битвах. Разве мог не внять я просьбе Сатаней-Гуаши и на этот раз? Я перекрасил свою одежду, чувяки, лицо и руки в черно-белый цвет и стал получерным - полуседым. Двинулся я в путь и повстречал великана на коне. Он стал наседать на меня, но огнеподобный конь его вздрогнул, остановился, застыл на месте. А великан прикрикнул на него: ” Кого ты испугался? Если Бжеиква-Бжашлу, то не родился он еще, а если и родился, то не созрел еще для битв, а если даже и созрел, то не посмеет явиться сюда!” И великан пришпорил своего огнеподобного коня. А я ему в ответ: “Я и родился, и созрел для битв, и явился сюда! Давай сражаться, коли в тебе сила мужа!” Мы бросились друг на друга с шашками наголо. Без особого труда одолел я его и пошел дальше:

Слышу: словно гром грохочет. Вижу: едет младший брат убитого великана, но посильнее и пострашнее старшего. Я выскочил на дорогу, и огнеподобный конь великана застыл от испуга, он стал точно каменный. А великан прикрикнул на него: ” Кого ты испугался? Если работника нартов Бжеиква-Бжашлу, то не родился он еще, а если и родился, то не созрел еще для битв, а если даже и созрел, то не посмеет явиться сюда!” И он пришпорил своего огнеподобного коня. А я ответил: “Я родился и уже окреп, явился сюда и своих нартов ищу. Наверное, их задержал этот валяющийся без головы твой брат!”

И мы бросились друг на друга с шашками наголо. И молнии заблистали вокруг. Я одолел его, отсек ему голову и двинулся дальше. И вот тут-то я увидел такое, что никогда не видел: мне навстречу ехал на огнеподобном коне младший брат двух мертвых великанов. Земля под ним дрожала и трескалась. Конь его, огнеподобный, при виде меня застыл на месте. Великан прикрикнул на него: “Ах, чтоб тебя волки изодрали! Если ты боишься Бжеикву-Бжашлу. то не родился он еще, а если и родился еще, а если и родился, то не созрел для битв, а если даже и созрел, что он против меня?!” И вонзил он в коня шпоры. Я ответил: ” Родился я и окреп и даже успел явиться сюда, чтобы отомстить за нартов. Покажи мне свое мужество!” И мы бросились друг на друга с шашками наголо. Гром и молния были меж нами, земля качалась, подобно колыбели.

Я напрягал все силы. С великана струился пот, и вокруг нас образовалось целое озеро. Он выстрелил в меня - и стрела оторвала ногу. Выстрелил в него я - и сорвал с него голову. Я победил!.. Осмотрелся вокруг, привязал свою ногу поплотнее, выбрался из озера, вспорол брюхо огнеподобному коню великана, и улегся в брюхе и, засыпая, подумал, здесь меня никто не найдет, да и нога скорее приживется к месту… Пролежал я в брюхе коня три дня и три ночи. Выспался, отдохнул, и рана тем временем зажила. На четвертый день направился к вам. Великаны, узнав, что главари их убиты, пали духом. Мы разбили их и отправились домой… И вот пред вами я - Бжеиква-Бжашла, перед вами и Сатаней-Гуаша, которая не даст мне соврать!

Едва выговорил работник нартов последние слова, как заклокотало вино в кувшине Вадзамакят, словно разложили под ним огонь.

Нарты очень удивились. А разгневанный Сасрыква, напрягая силы, вытащил из земли кувшин Вадзамакят. И он сказал так, обращаясь к кувшину:

- Ты повинен в наших раздорах! Не будет тебя - не будет и споров меж нартами!

И он столкнул кувшин с перевала в сторону Апсны. И покатился Вадзамакят, и разбился он вдребезги в середине Апсны.

Так завершился этот спор о великом кувшине нартов.

На дне Вадзамакята оставались виноградные косточки. Эти косточки рассыпались по земле Апсны и выросли из них виноградные лозы. И назывались они нартскими лозами. Не было в мире вина, лучше чем вино, добываемое из нартских лоз, но - увы! - выродился этот виноград, нет его больше в Апсны.


SocialTwist Tell-a-Friend
Просмотров: 1138