Семь диковинных существ

Индийская притча

Семь диковинных существ

     Однажды Райя пригласил к себе своего главного советника и сказал ему так:

— Всё диковинное, что мы встречаем, обогащает наш опыт и способствует развитию нашего ума. Отыщи мне учёного глупца, истинно верного слугу, благородную женщину среди девадаси и девадаси среди благородных женщин, шелудивого пса, осла в человеческом обличье и барана на троне.

Аппаджи обещал выполнить это повеление. Он простился с императором, отправился в путь и после долгих скитаний достиг столицы некоего государства. Там он отыскал пандита, превзошедшего все науки, вручил ему четыре тысячи золотых монет и взял с него обещание, что тот вернёт деньги по первой же просьбе. Затем он зашёл в дом девадаси, которая пользовалась наибольшей известностью среди всех прочих девиц того же занятия, и заплатил ей тысячу золотых вараха.

Когда они поднялись в спальню девадаси и улеглись на мягкое ложе, Аппаджи сказал:

— Я дал тебе тысячу золотых за одну ночь. Но если я не смогу насладиться твоими ласками, я зарублю тебя саблей.

— Свами, — покорно ответила даси, — я взяла у вас тысячу золотых, поэтому всю ночь и весь день я принадлежу только вам. Можете делать с моим телом всё, что вам заблагорассудится. Таков закон моей касты.

— Я приду к тебе в другой раз, — воскликнул Аппаджи, обрадованный её словами.

Он скормил собаке принесённые им с собой лакомства и ушёл. Когда он проходил по главной улице города, его увидела из окна своего флигеля дочь тамошнего царя. Она сразу же пленилась его красотой и поспешила к своему отцу.

— Вы говорили, что я могу выйти замуж за любого мужчину, который мне понравится, — сказала царевна. — Я только что видела на улице молодого человека, который мне очень понравился.

Царь велел позвать Аппаджи.

В тот же день была сыграна свадьба, и Аппаджи стал мужем царевны. В первую же ночь, когда новобрачные улеглись на пуховое ложе, он сказал жене:

— Ты уверяешь, что любишь меня больше жизни. Согласна ли ты, чтобы я зарубил тебя саблей после того, как вдосталь наслажусь твоими ласками?

Дочь царя вскочила с постели и бросилась бежать, оглашая весь дворец испуганными криками. Узнав от неё, что произошло, царь поспешил к своему главному советнику.

— Что нам делать с этим безумцем? — спросил он.

— Немедленно его обезглавить, — ответил советник.

Царь велел казнить своего зятя. Палачи вошли в спальню, скрутили Аппаджи и потащили его на плаху.

— Позвольте мне сказать вашему царю хоть слово, — молил их Аппаджи.

Но они только бурчали: «Это невозможно!» — и тащили его дальше. Когда они проходили мимо дома пандита, Аппаджи закричал ему:

— Верните мне мои деньги.

Зная, что он приговорён к смертной казни, пандит спокойно отозвался:

— Кто ты такой? В первый раз тебя вижу.

Когда они поравнялись с домом даси, Аппаджи заметила собака. Она вбежала в дом, жалобно залаяв, схватила хозяйку за подол сари и потащила её на улицу. Выяснив у палачей, что случилось, даси очень огорчилась. Она дала палачам по сто вараха, чтобы они отложили казнь на два часа, и побежала к царю.

— Вы приговорили к смертной казни человека, даже не спросив, кто он такой, какого рода и происхождения, — сказала она ему с укоризной.

Царь, спохватившись, призвал к себе Аппаджи и спросил, кто он такой. Узнав, что он чуть было не казнил главного советника Райи, который прибыл в его город, чтобы отыскать семь диковинных существ, царь содрогнулся от ужаса и отпустил Аппаджи на свободу.

Захватив с собой всех семерых, Аппаджи вернулся к Райе. Свой рассказ он заключил такими словами:

— Ваше величество! Этот учёный пандит хотел обманом присвоить четыре тысячи вараха. Деньги для него дороже добродетели. Он и есть учёный глупец. Собака этой даси один раз поела из моих рук: этого было достаточно, чтобы она помогла мне в беде. Она и есть истинно верный слуга. Эта даси, хотя я для неё чужой человек, любовник на одну ночь, спасла меня от гибели. Её по праву можно считать благородной женщиной среди девадаси. С тем же правом можно назвать царевну, которая едва меня не погубила, девадаси среди благородных женщин. Каждого из палачей, не пожелавших прислушаться к моей просьбе, но не устоявших перед взяткой, можно уподобить шелудивому псу. Советник, который, даже не выслушав моих оправданий, сказал, что меня следует умертвить, — сущий осёл в человеческом обличье. А царь, вынесший приговор без суда и следствия, — ни кто иной, как безмозглый баран на троне.


Класс!
Share Subscribe

564