Смертный против бога смерти

Индийская притча

Смертный против бога смерти

     Жил в стране Чола (государство на юге Индии, которым правила династия Чола) на берегу реки Кавери некий человек. С самого детства любил он азартные игры, и в родной деревне его прозвали игроком. Был он чрезвычайно смел, дерзок и находчив на язык и в плутовстве не имел себе равных. Целые дни играл он в кости и ничем другим не хотел заниматься. Каждое утро, после омовения и завтрака, хватал он игральную доску и косточки, выходил на улицу, набрасывался на первого же встречного и чуть не силком заставлял его играть с собой. В игре он не брезгал никакими хитростями, кидал косточки за двоих, и, подчистую обобрав своего противника, прогонял его без всякой жалости. Поэтому, едва завидев игрока, все жители деревни бросались врассыпную.

— Опять этот проклятый Сакуни (герой древнеиндийской эпической поэмы «Махабхарата», противник Юдхиштхиры в игре в кости), — ворчали они, с треском захлопывая калитки. И так было везде: и на улице, где жили золотых дел мастера, и на улице, где жили кузнецы. Дело кончилось тем, что игроку стало не с кем играть, а значит, и не на что кормить семью.

Однажды с игральной доской под мышкой обошёл он всю деревню, но так и не нашёл никого, с кем можно было бы сыграть. «Как же мне заработать хоть немного денег? — задумался он. — А не сыграть ли со служителем храма Перумаля (имя бога Вишну)?»

Увидев, что он приближается к воротам, служитель задрожал мелкой дрожью, воскликнул: «О, Говиндан (одно из имён бога Вишну)!» — и спрятался за большим изваянием Перумаля, во внутреннем святилище.

Торопливо войдя во двор, игрок закричал:

— Гуру-свами (гуру — духовный наставник; свами — бог, также обращение к духовному лицу), гуру-свами, я пришёл помолиться. Где же вы?

Он обыскал весь двор, но так и не нашёл служителя. Тогда он заглянул во внутреннее святилище и увидел изваяние Перумаля.

— Ага! Сегодня мне попался сам бог, — криво усмехнулся игрок. — Ну что ж, сыграю-ка я с ним.

Он разложил перед изваянием игральную доску и продолжал: — О Перумаль! Твой долг — бережно хранить всё живущее. Каждому из людей ты дал какое-нибудь занятие, которое помогает ему прокормиться. Моё же занятие — азартная игра. Сегодня ты не послал мне ни одного противника. Решил, верно, испытать меня. Но ведь и ты тоже азартный игрок, играешь нашим миром, как тебе вздумается. Твои почитатели называют тебя Дарующим золото, поэтому я сыграю с тобой на золото. Ставка — один золотой. Если я проиграю — заплачу тебе золотой. Проиграешь ты — дашь мне золотой. По рукам?

Видя, что изваяние безмолвствует, он добавил:

— Молчание — знак согласия. Итак, начинаем. Можешь оставаться в своём святилище. Я сам буду бросать за тебя кости и передвигать шашки. А ты наблюдай за игрой. Только смотри не спи!

Игрок помолился богу Ганеше (бог мудрости), устранителю препятствий, выкинул кости за себя, потом за Перумаля и воскликнул:

— Я выиграл. У меня двенадцать!.. Почему же ты молчишь, Перумаль? Хочешь от меня отделаться? Честно ли это? Или тебя зря называют Воплощением справедливости? Но я человек решительный, в обиду себя не дам. Сейчас я перечислю по одной все твои десять аватар (земные воплощения бога Вишну), а ты тем временем расплатись со мной честь по чести. И знай, что я от своего не отступлюсь!

Неожиданно Перумаль разверз уста и заговорил:

— Пойми же, игрок. Меня только называют Дарующим золото, но у меня нет ни одной золотой монеты. Все деньги, которые приносят верующие, забирают себе служители храма. И не только деньги, но даже и половинки кокосовых орехов. У самого же меня нет ни одного медяка. Как же я могу заплатить тебе свой долг?

— Ты мне голову не морочь, — проворчал игрок, — не на такого напал. Или отдай золотой, или я заберу богиню, которая стоит у тебя в ногах. Она сделана из чистого золота и стоит, конечно, дороже, чем один золотой. Я возьму её в залог, переплавлю на монеты и заберу то, что мне причитается.

Он сгрёб статуэтку Амман (одно из имён жены бога Вишну) и направился к выходу.

Служитель, который прятался за изваянием, пришёл в великое смятение. «Этот святотатец, не боясь божьего гнева, уносит Амман, — подумал он. — Если я попробую его остановить, он, чего доброго, обломает мне бока. Нет, пусть уж лучше Перумаль заботится о своей Амман».

Дерзкая выходка игрока позабавила бога.

— Да ты, вижу я, не уступишь самому Раване (предводитель демонов)! — воскликнул он. — Будь немного поблагоразумнее и оставь Амман на месте. Завтра до рассвета я расплачусь с тобой.

— Что я слышу? — возмутился игрок. — Сам бог просит отсрочки! Но почему я должен тебе верить? Что если завтра ты спрячешься со своей Амман в Молочном океане (мифический океан, откуда боги добыли напиток жизни — амриту)? Где тогда тебя искать? Я знаю, ты верный слуга женщин, поэтому поклянись именами своих жён — Сидеви и Мудеви, что не обманешь меня!

После того как Перумаль принёс клятву, игрок сказал:

— Ну, вот и сговорились. Верно сказано: «От ударов и стиральный камень (в Индии стирают бельё, ударяя им о камни) сдвинется». Завтра утром ты дашь мне один золотой или что-нибудь равноценное.

Он поставил статуэтку на место и ушёл. А служитель, изумлённый всем, что видел, побрёл к своей жене.

В ту ночь в храм прилетели семь божественных дев: Рамбха, Урваши, Менака, Тилоттама и другие. Они сплясали перед богом свой танец, и Перумаль отпустил их в небесную обитель — всех, кроме Рамбхи, которой велел задержаться.

Поутру в храм пришёл игрок.

— Где же твой золотой? — спросил он бога. — Я жду.

— Я уже тебе говорил, что у меня нет золота, — ответил Перумаль. — Я хочу подарить тебе более ценное сокровище, — он указал на небесную деву. — Это Рамбха. Её красота стоит дороже золота. Возьми её себе.

— Ты двоеженец, Перумаль, и хочешь, чтобы я тоже стал двоеженцем, — не преминул съязвить игрок. — Ты знаешь, что у меня дома есть уже богиня несчастья — Мудеви — и решил послать мне богиню счастья — Сидеви. Хорошо, так и быть, принимаю её. Только одно условие. Хоть Рамбха и небесная дева, вести себя со мной она должна смиренно и почтительно, как земная женщина. Должна слушаться старшую жену, которая вот уже столько лет готовит мне рис. А нрав у неё, прямо сказать, тяжёлый. Разгневается — сущая Дурга (грозная богиня, жена бога Шивы). Под горячую руку и поколотить может. Если такое случится, младшая жена не должна возвращаться на небо. И так как она дана мне в уплату долга, пусть зарабатывает деньги на пропитание не только себе, но и мне. Так ей и вели!

«Вот наглец!» — рассердился Перумаль, но не стал спорить с игроком, только сказал Рамбхе:

— Ты будешь женой этого человека. Выполняй всё, что он тебе скажет.

Божественная дева упала игроку в ноги.

— Мой владыка! — молвила она. — Парандамар (одно из имён бога Вишну) повелел, чтобы я служила вам, как рабыня. Пойдёмте же в наше обиталище!

— Пошли, дорогая, — ласково сказал ей игрок, и они вдвоём отправились домой.

По пути им встретилась старшая жена игрока.

— Перумаль послал мне в дар божественную Рамбху, — объявил ей игрок. — Она будет жить у нас.

Старшая жена приветливо пригласила младшую войти в их лачугу. Другой такой убогой хижины не было во всей деревне. Пальмовая крыша давно прохудилась. Глиняные стены осыпались, и в них ютилось великое множество клопов. В одном углу валялись грязные одежды, в другом — перепачканные углём вещи. Хорошенькое жильё для прекрасной Рамбхи, восхищающей сердца ценителей искусства во всём мире! Однако небесная дева не огорчилась. Силой своего волшебства она превратила хижину в роскошный дворец. Все комнаты в нём засверкали чудесными узорами. А вокруг дома раскинулся дивный пальмовый сад с красивой оградой.

Старшую жену Рамбха одарила дорогими украшениями и богатыми одеждами.

— Акка (почтительное обращение к старшей по возрасту женщине)! Ты — старшая, я — младшая, — сказала она. — Давай же вместе служить нашему любезному супругу.

— Ты щедро одарила нас, дорогая. Спасибо тебе, — ответила первая жена. — Но уговор такой: я буду служить мужу, а ты будешь служить мне!

Шесть дней игрок жил как в раю. На седьмой пришёл черёд Рамбхи танцевать перед богом Индрой (бог неба, громовержец) и его божественной свитой, и она попросила у своего мужа разрешения слетать на небо.

— У нас на земле не принято отпускать жену одну ночью, даже для того, чтобы она танцевала перед самим богом Индрой, — возразил ей игрок. — Я дам своё согласие, только если ты возьмёшь меня с собой.

Пришлось Рамбхе забрать с собой мужа. Она превратила его в цветочную плетеницу, повесила плетеницу на шею, а когда поднялась на небо, вернула игроку его облик и стала танцевать перед богом Индрой и его свитой. В тот день, обрадованная, что за ней наблюдает муж, Рамбха танцевала так замечательно, что боги и святые отшельники пришли в несказанный восторг и снова и снова просили её повторить танец. В конце концов Рамбха так устала, что упала без чувств. Встревоженные боги кинулись к ней всей толпой. Один опрыскивал её розовой водой. Другой обмахивал опахалом, сделанным из хвоста яка. Третий принёс какое-то лакомство. Игрок был очень доволен, глядя, как заботливо ухаживают боги за его женой. Когда Рамбха очнулась, она снова превратила мужа в плетеницу, повесила плетеницу на шею, опустилась на землю и вернула мужу его облик.

— Иди домой, дорогая, — велел ей игрок, — и поухаживай за старшей женой. А я совершу омовение в Кавери и тоже вернусь домой.

Было как раз время половодья. Кавери широко разлилась, и в её водах купались боги и святые отшельники — те самые, что чествовали Рамбху. «Почему они не приветствуют меня с должным почтением? — разгневался игрок. — Ведь я муж Рамбхи. Может быть, они меня не заметили?» И он величественным шагом прошествовал перед богами и отшельниками, но они так и не обратили на него никакого внимания. Игрок пришёл в полную ярость. «Эти боги вчера угождали моей жене, которая пела и плясала перед ними, — думал он. — Но ко мне, её мужу, относятся с пренебрежением, потому что я простой смертный. Ну, ничего, сейчас я им задам!» Он нарвал пучок розог, накинулся на богов и святых и принялся их стегать.

От неожиданности боги опешили. Однако они подумали, что это особый обряд в их честь. Так на празднике в честь бога Шивы верующие стегают его черенками пальмовых листьев.

— Что это за странный обряд? — жалобно спросили они у игрока.

— Сегодня у нас праздник розог, — ответил он им. — Вчера вы все суетились вокруг моей жены Рамбхи. Почему же вы относитесь с пренебрежением ко мне, её мужу? Подобает ли вам такая надменность?

Он так отхлестал богов и отшельников, что те, громко рыдая от боли, вознеслись на небо и пожаловались самому богу Индре.

— У Рамбхи есть на земле муж-буян? — удивился Индра. — Позвать её ко мне.

Когда игрок вернулся домой, Рамбха приветствовала его, рассыпав у него под ногами цветы.

Внезапно игрок залился громким смехом.

— О, мой супруг! Чему вы изволите смеяться? — в недоумении спросила его Рамбха.

Игрок захохотал пуще прежнего.

— Объясните же своей рабыне, почему вы смеётесь, — снова попросила его небесная дева. — Я тоже хочу принять участие в вашем веселье.

Игрок рассказал ей обо всём происшедшем.

— Ну, и задал же я этим чванливцам! — смеялся он. — Не могу без смеха вспомнить, как они удирали!

Рамбха сильно встревожилась.

— Как вы осмелились поднять руку на богов? — сказала она, дрожа. — Если они пожалуются богу Индре, вам не миновать суровой кары!

— Любимая моя! Прекраснейшая из всех небесных дев! Сейчас же лети к богу Индре и вымоли мне прощение, — сказал ей игрок.

Едва Рамбха появилась в раю, Индра, разгневанный, вскочил с трона:

— Рамбха! Ты принадлежишь к миру бессмертных, но полюбила смертного человека. И не только его полюбила, но и стала его женой. Это ты подучила его отстегать розгами богов? Я прокляну тебя!

Но все боги дружно встали на защиту небесной танцовщицы:

— О, Индра! Рамбха тут ни при чём. Виноват её муж — грубый дурной человек. Его-то и надо покарать со всей строгостью!

— О, повелитель вселенной, — сказала Рамбха, — я стала супругой этого человека по велению самого Перумаля. И мой муж не виноват — он защищал своё и моё достоинство. Если уж вы решили кого-нибудь наказать, накажите меня.

— Ты защищаешь этого смертного, Рамбха? Тогда я наложу проклятие на тебя. Одиннадцатиярусная надвратная башня бенаресского храма Висванатхи (имя бога Шивы) рассыплется и превратится в прах, который разнесёт ветер. До тех пор, пока эта башня не вознесётся снова к небу всеми своими одиннадцатью ярусами, скитаться тебе по земле злым духом.

Рамбха спокойно приняла это проклятие, лишь попросила Индру:

— Разрешите мне остаться в своём обличье, пока я не повидаю мужа и не расскажу ему обо всём.

— Да будет так! — согласился Индра. Заливаясь горючими слезами, Рамбха спустилась на берег Кавери и увидела там игрока.

— Любимый! По вашей вине я обречена стать злым духом, — сказала она. — Не буду вас упрекать, так, видно, предопределено было судьбой. Я вселюсь в дочь бенаресского раджи. Чтобы изгнать меня из её тела, соберутся заклинатели со всего света. Но никому, кроме вас, не удастся это. Повидайте бенаресского раджу и придумайте способ освободить меня от тяготеющего надо мной проклятия. Тогда я снова возвращусь в ваш дом.

При этих словах Рамбха обратилась в злого духа, полетела в Бенарес и вселилась в дочь раджи, которая в это время играла в мяч. В припадке безумия царевна порвала на себе все одежды. Подруги её в страхе кинулись к царю и сообщили ему, что его дочерью овладела бесовская сила. Царь поспешил на женскую половину дворца. Охваченная безумием царевна то хохотала, то вдруг приходила в исступление, то пела и плясала нагишом. Отца своего она не узнала. Когда на неё попытались надеть сброшенные одежды, она стала бить и кусать всех вокруг, С большим трудом удалось запереть её в комнате.

Сильно обеспокоенный, раджа призвал лекарей. Они сказали, что у царевны возрастной недуг. Однако, понаблюдав за ней внимательнее, они решили, что в неё вселился злой дух, которого не изгнать никакими лекарствами, и, бессильные чем-либо ей помочь, удалились. Жрецы и заклинатели уверяли царя, что прогонят злого духа, как собаку. Но царевна бушевала так яростно, что они испугались и сами убежали, точно побитые камнями собаки.

Царские глашатаи объявили под барабанный бой:

— Тому, кто изгонит нечистую силу из царевны, царь отдаст её в жены. И дарует полцарства.

Явился в царский дворец игрок.

— Я слышал, о царь, — сказал он, — что твоя дочь безумствует, рвёт на себе одежды. Покажи её мне. Я уведу вселившегося в неё злого духа к себе домой.

— Кто ты такой? — изумился царь. — Неужели ты и впрямь можешь спасти мою дочь? Неужели одолеешь бесовскую силу?

— Я хитрее любого беса. Злой дух, который вселился в твою дочь, — моя вторая жена. И я, как обещал, уведу её домой.

Царь в полной растерянности сказал своему главному советнику:

— На вид этот человек — грубый мужлан. Но он требует, чтобы я показал ему свою дочь. Сумеет ли он изгнать нечистую силу? Или только хочет поглазеть на мою дочь?

— Кто знает, какая змея прячется в какой норе, — ответил советник. — Может быть, он и вправду сумеет выполнить своё обещание.

— Ну что ж, попытаем счастья, — молвил царь и добавил, обращаясь к игроку: — Если ты изгонишь злого духа, отдам тебе дочь и полцарства. Не изгонишь злого духа — повелю отрубить тебе голову и бросить её на съедение стервятникам. А теперь, если ты не передумал, давай с тобой подпишем договор.

Подписав договор, игрок сказал:

— Махараджа! Прикажи отпереть дверь комнаты, где находится твоя дочь. Я должен посмотреть при светильниках, в самом ли деле в неё вселилась бесовская сила. Вели принести мне бетель, кадильные палочки и всё, что необходимо для жертвоприношения.

Игрока отвели в отдельный домик. На глазах у всех советников и заклинателей он посыпал себе лоб священной золой и забормотал:

— Кали! Кабали! Сули! О Вседоблестная дочь! Ахораруккири! Арахари! (всё — имена жены бога Шивы) Убирайся, бесовское отродье! О, вампир, изрыгающий кровь! О, демоница, блуждающая в сумерках! О брахмаракшаси (бесовка)! О малаяльская Бхагавати (имя жены бога Шивы)! Изыди, исторгнись! — Он сложил вместе ладони, поклонился во всех направлениях и повернулся к священному светильнику: — О, моя жена-бесовка!

Помоги мне, жена-чертовка! Отзовись, плутовка!

Внезапно пламя светильника заметалось, на него уселся дух Рамбхи.

— На вид он мужлан, а в своём деле большой искусник, — поразились придворные и заклинатели. — Видно, только он и может изгнать злого духа.

— То ли ещё будет! Сейчас вы все склонитесь передо мной! — закричал игрок, зачерпнул полную горсть золы, бросил её на присутствующих, затем взял ещё немного золы и добавил: — А теперь пойдём посмотрим, что делает царская дочь.

На многих придворных и заклинателей игрок нагнал такого страха, что они уже не боялись бесовской силы, считая, что страшнее всё равно ничего не будет, поэтому все последовали за ним.

Игрок подвёл их к подножью горы, куда успела взобраться выбежавшая из своей комнаты царевна, и крикнул:

— Довольно бесовской игры! Спустись с горы! Камень возьми — и спустись с горы!

С большим камнем на голове, содрогаясь всем телом, царевна спустилась с горы. Царь и все остальные в страхе попятились. Но игрок смело выступил вперёд.

— Напрасно людей не морочь! Оставь царскую дочь! Улетай прочь! — вскричал он и залепил царевне звонкую пощёчину.

Царевна зарыдала от боли и гнева и поспешно скрылась в пещере. Игрок пошёл вслед за ней. Немного погодя он вернулся и сказал царю:

— Махараджа! Для того чтобы твоя дочь окончательно пришла в себя, необходимо выполнить одно условие. Надеюсь, оно покажется тебе нетрудным. Надо разрушить в мелкую пыль одиннадцатиярусную надвратную башню бенаресского храма Висванатхи и заново её отстроить. Тогда заклятие потеряет свою силу, и твоя дочь выйдет из пещеры.

Царь созвал своих подданных, велел им разрушить одиннадцатиярусную башню храма Висванатхи в мелкую пыль и развеять эту пыль по ветру. Затем все его подданные — среди них зодчие, строители, кузнецы, ваятели, сипаи (солдаты наемного войска), советники и даже женщины — денно и нощно трудились, чтобы восстановить башню в прежнем её виде. После того как работа была закончена, игрок велел отнести к подножью горы одежды, украшения царевны, её отделанный жемчугом паланкин и отправился туда вместе с царём и придворными.

Когда игрок поднялся в пещеру, Рамбха оставила тело царской дочери и, приняв свой собственный облик, отправилась домой. Царевна, придя в себя, устыдилась своей наготы, схватила принесённые ей одежды и поспешно оделась. Потом она совершила омовение в пруду, который находился тут же, неподалёку, и её унесли на жемчужном паланкине во дворец. Бенаресский раджа устроил в честь игрока пышное празднество, в горячих похвалах изъявил ему свою благодарность, одарил его золотом стоимостью в полцарства и выдал за него свою дочь.

После пышной свадьбы — она длилась несколько дней — вместе со своей новой женою игрок отправился к себе домой, в страну Чола. Старшая его жена и младшая — Рамбха — приняли царевну приветливо и ласково.

Индра был очень удивлён, когда в свой обычный день Рамбха появилась в раю, где обитают бессмертные боги.

— Как ты сумела освободиться от моего заклятия? — спросил он.

— Ты думал, что время жизни моего мужа истечёт куда раньше, чем надвратная башня храма бенаресского Висванатхи рассыплется в прах и будет отстроена заново, — ответила Рамбха, — но мой муж сумел разрушить её за одиннадцать дней и за такой же срок возвести снова. Ещё восемь дней ушло на освящение башни. Нет ничего такого, чего он не мог бы совершить. Но нрав у него крутой. Если я вовремя не вернусь домой, он мне не спустит опоздания.

Счастливо и радостно зажил игрок со своими тремя жёнами.

Ему завидовали не только соседи, но и сам бог Индра. Понимая, что пока игрок жив, Рамбха не вернётся на небо, он позвал бога смерти Яму и сказал ему:

— Есть на земле один азартный игрок. Человек он очень плохой, способный на любое дурное дело. Принеси мне его душу.

Отправил Яма за игроком своих посланцев. А тот как раз в это время тешился со своими жёнами. Их праведность не позволила посланцам бога смерти войти в дом, преградила им путь, словно пламя пылающее.

Постучались гонцы Ямы в дверь, крикнули:

— Эй, игрок, выходи!

Игрок прикинулся, будто не слышит их, и продолжал развлекаться со своими жёнами. Всю ночь торчали посланцы на улице. Лишь под самое утро игрок вышел наружу, оглядел грозных гонцов и спросил у них:

— Вы кто такие, ребята? Почему глухой ночью ломитесь в дом доброго человека?

— Нас послал Яма, — ответили они. — Велел привести тебя к нему.

Нимало не испугавшись, игрок захохотал во все горло:

— А какой Яма меня призывает? Старый или новый?

Посланцы растерянно молчали. Они сами не знали, какой Яма их послал: старый или новый.

— Вы что стоите, глазами хлопаете? Сперва узнайте, кто вас послал, тогда и приходите.

Так ни с чем и вернулись посланцы в Ямапур, где их повелитель восседал на троне.

— Каладеван (букв. Бог времени — имя бога смерти Ямы)! — сказали они. — Мы передали игроку, что ты его требуешь. А он говорит: выясните сперва, кто вас послал: старый Яма или новый.

Призадумался бог смерти: какой же он Яма, старый или новый? Со всей своей свитой отправился он в мир богов и рассказал им о своём затруднении.

— О, бог богов! — молвил он Индре. — Объясни мне, какой я Яма: старый или новый?

Не в состоянии ответить на его вопрос, Индра предложил:

— Давайте спросим бога Брахму — он ведь сотворил все миры.

Боги отправились в мир Брахмы. Но и сам творец не смог рассеять их сомнения. Они пошли к великому Вишну. Но и великий Вишну, который измерил мир в три шага, ничем не смог им помочь. Тогда они все вместе обратились за советом к богу Шиве, обитающему на горе Кайласа.

— Этот смертный задал вопрос, на который не могут ответить даже боги. Значит, он наделён необыкновенным умом, — сказал Шива и велел Каладевану немедленно привести к нему игрока.

Яма взял своё оружие, уселся на запряжённую буйволами повозку и поехал на землю.

Только увидел его игрок — кинулся в дом и сказал трём своим жёнам:

— О, повелительницы моего сердца! Сейчас я упаду, словно мёртвый. Но прошу вас — не сжигайте моего тела. Набальзамируйте его, положите в сундук, и пусть оно лежит там хоть долгие годы. Но как только услышите мой голос, откройте сундук.

Он вышел на улицу и спросил Яму:

— Зачем изволил пожаловать?

— Ты одурачил моих посланцев. Я сам явился, чтобы отнести твою душу к богу Шиве.

— Ты считаешь себя умнее своих гонцов? А ведь тебе не удалось похитить душу Сатьявана (герой одного из вставных эпизодов «Махабхараты». Его жена Савитри сумела упросить бога Яму, чтобы он вернул жизнь её бездыханному мужу). Не удалось унести и душу Маркандейи (сын мудреца Марканду. Ему была предсказана смерть шестнадцати лет от роду. Но когда бог смерти Яма явился за ним, Маркандейя обнял изваяние Шивы, моля его о помощи. Шива даровал ему избавление от смерти, и Маркандейя навсегда остался шестнадцатилетним юношей). А уж если тебя провели женщина и зелёный юнец, то мне и подавно нетрудно тебя одурачить!

Яма в ярости напустил на него своего буйвола. Буйвол пронзил его одним рогом, и он, как предсказывал, упал бездыханный. Вышли три его жены, набальзамировали его тело и спрятали в сундук.

Каладеван явился с душой игрока к ожидавшим его богам и стоял среди них, горделиво покручивая свой ус. Увидев троих великих богов, игрок сложил ладони и приветствовал их почтительным поклоном.

— Что говорит список его прегрешений и заслуг? — обратился Яма к писцу Читрагупте. — Грешник он или праведник?

— Закоренелый грешник, — ответил Читрагупта.

Не помня себя от гнева, игрок накинулся на него и дал ему пощёчину. Читрагупта, смешавшись, застыл неподвижно, как изваяние.

— Эй, игрок, — спросили трое великих богов, — за что ты ударил Читрагупту?

Игрок ответил:

— Свами! Даже самым праведным подвижникам редко удаётся лицезреть хотя бы одного из вас. Меня же позвали сюда трое великих богов — Брахма, Вишну, Шива — и ещё великое множество других богов. Я удостоился лицезреть вас всех. Как же можно меня после этого называть закоренелым грешником?!

Лесть пришлась троим богам по сердцу.

— Мы все признаём, что ты человек чрезвычайно умный, — сказали они. — Но если ты за полчаса не разрешишь свой собственный вопрос: какой Яма послал за тобой, старый или новый, — тебе несдобровать. Если нужна наша помощь — скажи.

— Разрешите мне на полчаса занять место Ямы, — попросил игрок.

Боги дали своё позволение.

Сел игрок на трон Ямы, позвал к себе Читрагупту, который записывает, какой век отмерен каждому человеку, и сказал ему:

— Посмотри в свои списки. Сколько мне осталось ещё жить?

— Полчаса, — ответил Читрагупта.

— Исправь свои списки. Запиши, что мне осталось жить ещё сто лет, — велел новоявленный Яма.

Затем он приказал продлить жизнь всем трём своим жёнам и укоротить всем, кто ему не нравился в родной деревне. Покончив с этим делом, он позвал к себе владыку слонов Айравату и молвил ему так:

— Каладеван сейчас я. Ты обязан выполнять все мои повеления. Пойди и разорви на куски старого Яму.

Слон разыскал бога смерти и напал на него, стараясь пронзить бивнем. Старый Яма испугался за свою жизнь и, причитая от страха, бросился к богу Индре. Индра поспешил вместе с ним к Брахме и попросил творца дать убежище старому Яме. Брахма сказал, что это не в его власти, и отвёл Яму к великому Вишну. Великий Вишну, в свой черёд, отвёл его к Шиве.

— Погоди, Айравата, — обратился к слону Шива. — Сейчас мы поговорим с тем, кто дал тебе это повеление.

И все боги спустились в преисподнюю, где помещалось царство Ямы.

Игрок знал заранее, чем всё это кончится, и, хотя время его правления не истекло, направился навстречу богам.

— Почему ты покинул трон? — спросил его Шива.

— О великий! — ответил игрок. — Боги славятся своей справедливостью, но ко мне они относятся без малейшей справедливости. И вот вам доказательство. Я приказал Айравате убить старого Яму, а он ослушался. Если уж и царь слонов не хочет мне повиноваться, от кого же мне ждать послушания? Не надо мне трона Ямы. Лучше отпустите меня к моим жёнам.

— Сколько ещё осталось жить этому игроку? — спросили боги Читрагупту.

— Старый Яма определил ему полчаса. А новый Яма назначил себе сто лет.

Тут, наконец, поняли боги, что игрок и их сумел провести.

— Ну, и хитёр же ты! — воскликнули они. — Ты хочешь возвратиться на землю? Но ведь жены, вероятно, уже сожгли твоё тело. Где же поселится твоя душа?

— Вы, видно, считаете меня глупцом, — оскорбился игрок. — Я велел жёнам набальзамировать моё тело и спрятать его в сундук. Я буду жить со своими жёнами ещё сто лет. Велите только, чтобы мою душу отнесли обратно на землю. Иначе не помилую я старого Яму!

Его ум восхитил великих богов.

— Своей смелостью и находчивостью ты завоевал собственное счастье, — сказали они. — Ты сумел обмануть самого бога Яму. Отныне на земле тебя будут звать «Яма-пураттан» — «Человек, который сумел перехитрить самого бога смерти». Употреби же свою смелость и находчивость на добрые дела. Будь праведен и честен. А когда вдоволь насладишься земными радостями, вкусишь и вечное блаженство.

Отнесли посланцы Ямы душу игрока обратно на землю. Душа вселилась в его тело, и, ожив, игрок громко крикнул:

— Откройте, дорогие жёнушки!

Три жены с нетерпением открыли сундук. Они смеялись и радовались, слушая рассказ своего мужа обо всём, что с ним произошло. А он с любовью обнимал жён и говорил им всем ласковые слова.


Класс!

Категория: Индийские притчи 994